Абусамра Мамдох: Нас спасает преданность делу

Хирургия, пожалуй, самая сложная отрасль медицины, а детская – тем более. О проблемах и достижениях детской хирургии в ЛНР рассказывает  заведующий хирургическим отделением Луганской республиканской детской клинической больницы, главный республиканский детский хирург Абусамра Мамдох.

На плашке: Родился в Абусамра Мамдох в Палестине, в Секторе Газа. В 1996 году приехал учиться в Харьков, там познакомился со своей будущей женой-луганчанкой. По окончании медицинского университета семейная пара переезжает в Луганск. Здесь доктор Мамдох защищает диссертацию по детской хирургии и работает в областной детской больнице. «Все было хорошо, — говорит врач. – У нас родилось двое детей, мы растили их, работали и были счастливы».  Но пришла война и поломала мирную жизнь. В августе 2014 доктор Мамдох вывез семью из города на полтора месяца, а сам оставался здесь. На вопрос, почему не уехал, а остался в разбомбленном городе без света, воды и связи, без заработной платы отвечает просто: «Врачебный долг обязывает нас оставаться там, где нужна наша помощь».

-Доктор Мамдох, как изменилась работа хирургического отделения ЛРДКБ после войны?

— До 2014 года в ЛРКБ было 2 хирургических отделения: гнойное на 35 коек и плановое на 40 коек, где были онкологические и нейрохирургические пациенты. После 2014 года, когда не хватало специалистов, эти отделения объединили в одну хирургию на 65 коек, из них гнойных — 35, плановых — 20, нейрохирургических — 10, а онкологических больных перевели в отделение онкогематологии.

— С какими патологиями чаще всего сталкиваются ваши специалисты?

У врачей единственного в Республике ургентного отделения гнойной хирургии широкий спектр работы: от фурункулов до травм с разрывами внутренних органов. Коек не хватает, постоянно все заполнены. В городах и районах нет детских хирургов, взрослые хирурги стараются помочь, но у детей до 8 лет организм и тактика лечение значительно отличается от взрослых. Если бывают ургентные случаи и пациента нельзя транспортировать, мы выезжаем на места и там оказываем помощь. Плановые операции – это чаще всего грыжи, фимозы (сужение крайней плоти у мальчиков), гемангиомы (различные доброкачественные опухоли в брюшной полости), холецистэктомия (операция по удалению желчного пузыря).

— Насколько широко у вас используются оперативная лапароскопия?

— Наши врачи-хирурги владеют методикой лапароскопических вмешательств и при отсутствии противопоказаний мы стараемся применять именно эту методику, так как она снижает риск послеоперационных осложнений и сокращает период реабилитации. Поэтому сегодня большинство операций у нас лапароскопические. Например, 98% аппендэктомий (операции по удалению аппендицита) выполняются лапароскопическим методом. Даже при перитоните (воспалении брюшины) по возможности делаем такие операции, хотя во всем мире распространены в таких случаях полостные. Это говорит о высокой квалификации наших детских хирургов. И новорожденным – деткам до 28 дней — делаем лапароскопические операции. Неонатальная хирургия имеет свою специфику и кардинально отличается от детской хирургии. Это очень сложные операции и в плане техники самой операции, и в плане наркоза. Слава Богу, получается, спасаем детей.

-В новостях сообщали, что ваше отделение по гуманитарной программе получило новое оборудование для эндоскопических и лапароскопических операций.

-Да, Недавно мы получили новую лапароскопическую стойку, а это значит, что мы будем развиваться и будем еще больше делать малоинвазивных операций, которые значительно легче переносятся детьми.

-Как Вы справляетесь с кадровым дефицитом?

-Дефицит врачей у нас доходит до 60%, с медсестрами ситуация немного лучше – мы на 80% ими обеспечены. Трудно, конечно, но что делать! Нас спасает преданность делу. В нейрохирурги более-менее стабильная ситуация: один опытный специалист плюс два молодых специалиста из Донецка. В основном проводим здесь нейрохирургические операции, а самые сложные, требующие аппаратуры, которой у нас нет, отправляем в Россию или в Донецк (в больницу им. Калинина). Очень помогает нам взрослая республиканская больница. В итоге ежегодно мы делаем более полутора тысяч операций. Это без манипуляций типа вскрытия гнойников или извлечения инородных тел из желудка и легких.

— О чем бы вы хотели сказать читателям нашего журнала?

 Знаете, самое частое ургентное заболевание у детей – аппендицит. Бывает, в день проводим 2, 3 а то и 4 операции. И я всегда возмущаюсь, когда привозят детей с перитонитом из-за лопнувшего аппендикса. Это значит, что у ребенка несколько дней был воспален аппендикс, были  боли в животе, а родители, вместо того, чтобы вызвать скорую помощь или сводить ребенка к врачу, пичкали его обезболивающими таблетками.  Я всегда задаю вопрос родителям, которые привозят детей в тяжелом состоянии: «Вы учились на врача? Мы 12 лет учились, чтобы ставить диагнозы и лечить детей. Как вы берете на себя такую ответственность?!». Поэтому хочу обратиться ко всем родителям. Если у ребенка появились боли в животе, изменилось что-то в его поведении (сонливый стал или капризный), повысилась температура, или еще что-то необычное, вызывайте скорую или везите сами ребенка в больницу!  Не нужно заниматься самолечением! Не нужно давать детям анальгетики или антибиотики, это усугубляет ситуацию. Боль вы снимете, но процесс продолжится. А потом, когда произойдет перфорация (разрыв) аппендикса и  инфекция распространится на всю брюшную полость, получаем перитонит. Лапароскопическую операцию в таком случае сложно сделать, поэтому вскрываем брюшную полость, промываем… И затем ребенка ждет долгое заживление и восстановление. А если бы родители вовремя обратились к врачам, то через несколько дней после операции ребенок был бы дома.

На плашке: Главврач ЛРДКБ Людмила Белецкая называет Абусамру Мамдоха легендой: «Его преданность своему делу поразительна! Мы удивляемся: когда он спит? Он днем и ночью, без выходных и отпусков в больнице. Даже если он не дежурит, всегда приезжает ассистировать другим детским хирургам. Бывают дни, когда он делает по 15 операций. Абусамра Мамдох – высококвалифицированный специалист. Он добр и внимателен к своим маленьким пациентам, терпелив с их родителями. К нему тянутся дети и его уважают коллеги.

Comments are closed